ПУБЛИКАЦИИ | Первую Литургию начали с панихиды по почившим оптинским старцам. Беседа с митрополитом Владимирским Евлогием

3 июня 2018 года исполнится 30 лет со дня первой Божественной литургии во Введенском ставропигиальном мужском монастыре Оптина пустынь после его возвращения Русской Православной Церкви. Воспоминаниями о том, как проходил начальный этап возрождения разрушенной и поруганной святыни, с порталом Монастырский вестник поделился митрополит Владимирский и Суздальский Евлогий, назначенный указом Святейшего Патриарха Пимена от 23 мая 1988 года наместником Оптиной пустыни.

О синодике и крестах, с которых началось возрождение Оптиной пустыни

Владыка, до приезда в Оптину Вы немало потрудились над возрождением первой в Москве обители, возвращенной Церкви советской властью, о чем так интересно рассказали в книгах Это было чудо Божие и Данилов монастырь: дневник возрождения. Были там наместником, затем стали первым проректором Московских духовных школ, преподавали пастырское богословие. И тут новое назначение, сопряженное с огромными трудностями: почти полная разруха великой святыни, неустроенность быта, а главное отсутствие уставной монастырской жизни. Чувствовали ли Вы в себе внутреннюю готовность к таким переменам?

Я, конечно, никак не ожидал, что после Данилова монастыря вдруг в моей жизни выплывет, представится Оптина. Несколько смутился. Но одно обстоятельство помогло определить свое отношение к этому. Вручали мне указ Святейшего два митрополита. Это приснопоминаемый владыка Владимир (Сабодан), занимавший пост управляющего делами Московской Патриархии, а спустя какое-то время избранный Предстоятелем Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, и председатель ОВЦС митрополит Филарет (Вахромеев), ныне Почетный экзарх всея Беларуси. Указ о своем назначении наместником в Данилов монастырь я получал 24 мая, в день памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. И указ о назначении наместником Оптиной пустыни тоже получил 24 мая, уже отмечавшегося в нашей стране и как праздник славянской культуры и письменности! Такое совпадение нашло в моей душе самый живой отклик. Я проследовал в покои к Патриарху Пимену в Троице-Сергиевой лавре. Благословив меня, Его Святейшество тепло произнес: Вы не беспокойтесь. У вас будет все хорошо! Кажется, дня через два, взяв машину в Патриархии, я отправился к месту своего нового назначения. О том, как тогда выглядела знаменитая Оптина пустынь, душой которой начиная с конца XVIII века вплоть до революции 1917 года было духоносное старчество, написано немало горьких воспоминаний наших современников. И о Казанском соборе, превращенном в гараж (в алтаре были пробиты ворота, сквозь которые в храм заезжали грузовики). И об изуродованном Введенском соборе главном соборе монастыря. А также подробно описано запустение или полное разрушение других храмов, монастырского некрополя. Поэтому я повторяться не буду, а поделюсь своими воспоминаниями о людях, встреченных мною за те два с небольшим года, что я подвизался в этом святом месте. О людях и событиях, связанных с теми знакомствами.

Как раз со знакомства у снесенного монастырского некрополя рядом с Введенским храмом, где были похоронены старцы Лев, Макарий, Амвросий и братья Киреевские, начался мой первый день на новом месте служения. Въехал я на территорию монастыря, смотрю: человек шесть стоит возле выложенного из кирпича креста, вокруг которого также из кирпича выложена окружность. Я вышел из машины. Какой-то мужчина, словно он меня ждал, протянул самодельный синодик с именами почившей здесь братии. Я потом этот синодик в алтаре держал, мы по нему поминали монашествующих. А те, кто находился рядом с дарителем, поведали: они сюда постоянно приезжают, чтобы помолиться, и выкладывают из кирпича крест, но к утру его кто-то убирает. Каждый раз приходится выкладывать заново. И так, сказали они, это противодействие длится многие годы. Вот какой молитвенный настрой, какую духовную стойкость имели некоторые люди в то безбожное время! А далее события развивались следующим образом: мне необходимо было спрятать где-то машину на ночь и один местный житель предложил свой гараж. Там я увидел большой деревянный крест, крепко сработанный. Выяснилось, что хозяин гаража просто его подобрал: кто-то крест сделал или заказал, потом бросил. Так, может, мы его поставим на месте захоронения старцев? спросил я. Мой новый знакомый согласился, мы понесли крест в монастырь. Нашли лопату, стали его устанавливать. Тут подходит директор Козельского сельскохозяйственного училища, некий Агеев главный на то время хозяин территориального объекта. Спросил, что мы здесь делаем. Я ответил, что установка креста на монастырском некрополе осуществляется по моей инициативе, поскольку я назначен наместником монастыря. А почему вы так спешите? спросил Агеев, который, как оказалось, был яростным атеистом и позже жестко лишал премии своих сотрудниц за посещение монастырских служб. Да мы опоздали! ответил я. Надо было раньше начинать! Он тут же позвонил уполномоченному по делам религии Калужской области, тот председателю Совета по делам религии Константину Харчеву, мол, кого вы прислали? (Это Харчев мне после поведал, приехав как-то в Оптину). А что случилось? спросил Харчев у звонившего. Тот ответил: Он только вышел из машины и уже кресты ставит! А что ему делать? Его прислали сюда возрождать монастырь, ответил председатель Совета по делам религии. И должен заметить, что установленный нами деревянный крест никто не пытался убрать. Так что в тот день, в тот час все началось с синодика, мне подаренного, и большого деревянного креста. Вскоре в обители стали собираться монахи, послушники. Возобновились службы в надвратной церкви в честь Владимирской иконы Божией Матери, где 30 лет назад в день празднования этого образа Пресвятой Богородицы прошла первая Литургия.

А людей в том маленьком храме, как писал один из свидетелей возрождения Оптиной пустыни, будто селедки в бочке набивалось. Еще одна цитата, относящаяся к тому времени: Народ течет, как река. Прослышав про открытие знаменитого монастыря, приезжали сюда паломники из многих российских регионов, из Белоруссии и Украины. А после освящения первого престола в новой Оптиной пустыни в честь Владимирской иконы Божией Матери и первой Литургии, начавшейся с поминальной молитвы, Вы тогда сказали: В этом мы нашли первую духовную силу, чтобы устоять от страха перед неустройством

Именно так и было. Поминальная молитва духовно соединила нас с почившими старцами. Литургическая жизнь после той праздничной службы 3 июня больше не прерывалось. Началось возрождение уставной монашеской жизни, пошли первые постриги. Осенью 1990 года меня назначили на Владимирскую кафедру, а в Оптиной уже насчитывалось 45 человек братии. Возвращаясь к первой Божественной литургии в монастыре, добавлю, что я пригласил на нее уполномоченного по делам религии Калужской области Федора Рябова. Позвонил ему по телефону. Он приехал и всю службу простоял в храме, в гуще народа, плотно сжатый со всех сторон. Затем сказал мне: Если и дальше все пойдет такими шагами, то считайте, что завтра Оптина будет другой.

Туча на безоблачном небе, или благословение старца Нектария

Наверное, вторым укрепляющим событием для братии и верующих мирян стало обретение мощей последнего Оптинского старца, старца-провидца Нектария, позже прославленного в лике святых? Что вспоминается теперь о нем?

Многое вспоминается. И прежде всего поездка с протоиереем Леонтием Никифировым, настоятелем сельского храма в Нижних Прысках (он по пути к Оптиной пустыни) в село Холмищи, на местное кладбище. Отец Леонтий (Царство ему небесное! В начале этого года он отошел ко Господу) сказал при нашем знакомстве: Еще сохранилось погребение Оптинского старца Нектария. Вы могли бы посетить эту могилу? Безусловно! ответил я с воодушевлением. Только транспорта у меня нет. Я Вас на “козлике” отвезу, сообщил батюшка. Поехали мы туда это уже Калужская область кончается, начинается Брянская. Кладбище небольшое: четыре или пять захоронений. Как я узнал, батюшка-подвижник еще в 60-е годы прошлого века, то есть в разгар антирелигиозной и антицерковной кампании в СССР тайно возил сюда духовных чад старца. Все время ухаживал за дорогой могилкой, обнес ее металлической оградой. Я взял с собой епитрахиль, кадило, начинаю служить, мы вдвоем поем небо чистое, голубое. Вдруг откуда ни возьмись появляется туча. Идет-идет-идет, остановилась прямо над нами, пролила небольшой дождь и пошла дальше. А нас охватила радость: окропило сверху, с неба! Отец Леонтий так и сказал: Это благословение старца Нектария!

Обретение святых мощей иеросхимонаха Нектария и перенесение их в Оптину пустынь последовало через год с небольшим после совершения в обители первой Божественной литургии. Через какое-то время Оптина уже вошла в жизнь, в храмах служба пошла, стала звучать живая проповедь, много паломников приезжало. И по благословению Церковного священноначалия 16 июля, в день памяти митрополита Московского Филиппа, гонимого властью и зверски убитого за правду и человеколюбие, монастырь торжественным колокольным звоном встречал честные останки богоносного старца, тоже властью гонимого. Но теперь отец Нектарий, к коему при его земной жизни тянулось несчетное число людей и чье, замечу, мнение по многим вопросам высоко ценил Патриарх-мученик Тихон, теперь старец вернулся в родную обитель. Случилось это после долгих десятилетий его изгнания. После того, как канула в Лету эпоха, навесившая на Оптину ярлык рассадника контрреволюционной пропаганды. А ко мне, поджидавшему братию с гробом старца, зашла паломница из Твери. Она побывала на службе, исповедовалась, причастилась и перед отъездом хотела выполнить, по ее словам, важное задание передать монастырю подлинные письма старца Нектария, адресованные ее тете, которая позже приняла монашество. И тетя, и мама моей гостьи были когда-то духовными дочерьми старца. О предстоящем событии Софья Петровна Воловецкая ничего не знала. Я сообщил ей и, представьте, она поначалу даже расстроилась.

Но почему?

С горячностью сказала: Да что вы такое сделали? Эту могилу в Холмищах знает вся верующая Россия! Туда многие из Москвы ездят! Ну, теперь старец станет еще ближе! Гроб с его честными останками будет находиться в главном монастырском храме, отвечаю ей, а сам поглядываю в окно. И вскоре вижу: среди братии и верующих возникло оживление. Значит, подъезжает машина с участниками поездки в Холмищи. Тогда я останусь! воскликнула гостья, передавшая мне не только обещанные ею письма отца Нектария, но еще несколько бесценных реликвий. Среди них, помнится, была подлинная фотография другого Оптинского старца, иеросхимонаха Анатолия (Потапова), сотаинника отца Нектария, тоже потом прославленного в лике святых. Вот так в один день и, можно сказать, в один час неожиданно соединились два важных события, связанные с именем преподобного Нектария. Все произошло по Божьему изъявлению.

Ознакомиться с полным содержанием интервью Владыкой Евлогием можно на официальном портале Русской Православной Церкви Московского Патриархата.

Беседовала Нина Ставицкая

Синодальный отдел по монастырям и монашеству

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *