Большое интервью с хореографом-постановщиком Дэвидом Уилсоном, который ставил программы Юне Ким, Юдзуру Ханю, а в этом сезоне поставил Жене Медведевой.

Дэвид Уилсон: Медведева и Ханю могут друг друга вдохновлять

Август 21, 2018 Валерия Кукалева
В эксклюзивном интервью Дэвид Уилсон рассказал о работе с Юдзуру Ханю, своих отношениях с Юной Ким и о том, как стал одним из лучших хореографов в истории фигурного катания. На Flutz.ru перевод материала.

Уилсону 52 года, он родился в Торонто и вырос в маленьком городке к северу. В юности он занимался фигурным катанием, но не смог превзойти конкурентов. Я был никем. Я не мог пробиться даже на национальный уровень, вспоминает Уилсон. Я никогда не соревновался по новисам. Я мог прыгать двойной аксель, но у меня не было ни одного тройного прыжка.

Идолом Уилсона был олимпийский чемпион 1976 года Джон Карри, который даже через 25 лет после своей смерти остался иконой спорта. Однажды я встретил его в ледовом дворце Нью-Йорка, говорит Уилсон. Я был так поражён, что не мог ничего сказать. У меня есть книга с его фотографиями я часами смотрел и подражал его позам, хотя был очень сдержанным и застенчивым человеком.

Отвечая на вопрос, каким должен быть хороший хореограф, Уилсон сказал: Нам нужно быть сказочно творческими и музыкальными, а ещё хорошо относиться к людям. Постановка правильной программы для конкретно взятого человека в нужное время это ключевое, и сделать это действительно непросто.

Уилсон не планировал становиться хореографом. Я всегда посматривал в сторону архитектуры, а если этого бы не получилось тогда в сторону психологии. Вот две области моих интересов. У меня всегда была страсть к структурам, формам и зданиям. Мебель, или что-то ещё связанное с дизайном

Я занимался изобразительным искусством, когда учился в школе, и мне это нравилось. У меня были способности к рисованию, хотя я не могу стать настоящим художником.

Тем не менее, он попытался понять, откуда взялся его талант интерпретировать музыку. В школе я входил в состав музыкальной группы, где научился писать и понимать музыку. Ещё я пел в школьном хоре, я никогда не занимался частным образом. У меня отличный слух, который я унаследовал от отца, а он самоучка.

Это просто то, с чем я родился. Слух лучшее оружие, если вы хотите быть артистичным. Если вы не созвучны со своей музыкой, то неважно, сколько вы занимались и какова ваша харизма. Вы просто будете выглядеть идиотом.

Изначально Дэвид Уилсон был тренером, но постепенно он понял, что эта работа не совсем то, что ему нужно. Меня попросили заняться хореографией, и в течение первых нескольких лет работы я делал и то, и другое, и был успешен на национальном уровне в Канаде.

Тренерство мне тоже нравилось, но это чуть другое. Я больше приспособлен к хореографии. Я, скорее, сумасшедший дядюшка, нежели отец, усмехается он. Тренерская работа это борьба. Нужно играть с фигуристами в плохого полицейского, даже с детьми.

Всё это выплёскивается на вас в частности, жалобы от родителей. На вас оказывают большое давление извне. Тренеры берут на себя основную тяжесть профессии, им нужны прочные широкие плечи. Я слишком чувствителен слава богу, что могу заниматься хореографией. Не думаю, что продержался бы долго, будучи тренером.

Орсер единственный в своём роде

Уже более десяти лет Уилсон сотрудничает с Брайаном Орсером в Крикет Клубе. Орсер просто потрясающий тренер, говорит он. Это просто неслыханно достичь успехов в качестве фигуриста и иметь способность применить свой талант в тренерстве.

В последние десять лет я наблюдал за ним. Наблюдал за тем, как он работает с менее талантливыми фигуристами, о которых не знают болельщики. Они ведь видят его по телевизору, в разных куртках с флагами разных стран. Они видят его с олимпийскими чемпионами.

Уилсон подчеркнул, что зрители не увидят того момента, который действительно впечатлил его в Орсере. Я наблюдал, как Брайан работает с более напористыми фигуристами. Бывает, что кто-то работает над двойным акселем в течение трёх лет, но он не сдаётся.

Брайан был великим чемпионом. Он много работал и получил максимальную отдачу от профессиональной карьеры не думаю, что таким могут похвастаться другие фигуристы. Только он и Курт Браунинг. Брайан снимал телепередачи, проводил экскурсии, участвовал в рекламных кампаниях, организовывал семинары. Он видел наш спорт со всех сторон.

И я думаю, что дар преподавания отдельный подарок, с которым он родился. Я видел других бывших чемпионов, которые пытаются заниматься тренерской работой, но им часто не хватает либо терпения, либо способностей.

Большинство людей его калибра просто закончило бы тренерскую карьеру может, перешли бы на консультирование. Но ему нравится быть тренером. Он называет себя исполнителем.

Юна и путь к славе

Уилсон также известен долгим сотрудничеством с Юной Ким. Её звонок в 2018 году пришёлся в очень нужное время. 11 марта умерла моя собака, а мне тут же позвонили, пригласив поставить несколько номеров для шоу, а через две недели Юна решила на нём выступать. Я не разговаривал с ней примерно три с половиной года, так что это была просто воля небес. Я люблю эту женщину, я абсолютно обожаю её.

Я работал с ней в течение восьми лет, и у нас была очень прочная связь. Было интересно за ней наблюдать. И она выступила с тем, что я ей поставил. Никаких прыжков она ведь не каталась четыре года всего пара вращений. Ей нужно было что-то чистое и красивое, а не драматичное.

Уилсон рассказал, что подход Юны к фигурному катанию в шоу не изменился с поры активных выступлений. У неё была всего пара месяцев на подготовку, и она подошла к этому, как олимпийская чемпионка. Я хочу сказать, что все эти люди страдают обсессивно-компульсивным расстройством. Все они. Вы не можете быть олимпийским чемпионом, если у вас нет навязчивой идеи. Просто не можете. Покажите мне таких! Я хотел бы их встретить, но их не существует.

Уилсон был хореографом каждой программы Юны Ким с сезона 2007 Их совместная работа принесла спортсменке олимпийское золото (2010) и серебро (2014), а также два титула чемпионки мира (2009, 2013). Её короткая программа в Ванкувере, поставленная под музыку из фильма Джеймс Бонд, остаётся одним из знаковых образов фигурного катания.

Уилсон вспомнил, как началось их сотрудничество. Юна пришла ко мне в то время, когда немного разочаровался в своей карьере. Некоторые клиенты были успешными, но некоторые немного разочаровали меня. Я позвонил Себастьяну Бриттену, который был одним из первых моих клиентов. Великолепный фигурист. Вся моя дальнейшая карьера опиралась на работу, которую я проделал с Себастьяном.

Тогда он был тренером. И я сказал: Есть корейская девушка, она хочет со мной работать. Но я не знаю, что мне делать. Мне немного трудно работать с зарубежными фигуристами, потому что я никогда не знаю, на что они способны. Себастьян посоветовал мне согласиться, потому что эта девушка сможет.

Итак, я ответил утвердительно. Оказывается, два года назад, тренируясь в Онтарио, она уже обращалась ко мне, но я не знал, кто она. Так что она стала работать с Джеффри Баттлом, который ещё соревновался. Когда она подошла ко мне снова, у меня были очень низкие ожидания.

Я позвонил Джеффу и расспросил о ней, и он ответил: Она не очень счастливая фигуристка. И не очень счастливая девушка. Она была каменной почти никаких эмоций. Она ни слова не говорила по-английски. Поэтому мне пришлось потрудиться, чтобы наладить связь.

Но затем к ней пришёл успех. В Крикет Клуб пришли Брайан Орсер и Трейси Уилсон, а Дэвид Уилсон поставил перед собой задачу вытащить Юну Ким из её раковины.

Я сделал это собственной целью. Подумал, что если я смогу заставить эту девушку улыбнуться, то смогу заставить наслаждаться. Медленно, но уверенно, я двигался к цели и попросил Брайана тренировать её. А через полтора года она сняла брекеты и перестала быть каменной стеной. Ничто не заставит девушку перестать улыбаться лучше, чем наличие брекетов.

Без этих скоб она стала великолепным существом. Я подошёл к Брайану и сказал, что эта девушка одна из нас. Она ещё не могла говорить по-английски, но уже понимала мой юмор и то, что я говорю, чувствовала каждый нюанс музыки.

Раскол Ким и Орсера

Отношения Уилсона и Юны Ким были подвергнуты испытанию, когда она разорвала сотрудничество с Брайаном Орсером после победы на Олимпиаде 2010 года. Это был один из самых трудных периодов в моей карьере, говорит Дэвид Уилсон. Было очень эмоционально и неудобно для каждого из нас.

Но Брайан великий человек, и он спокойно принял тот факт, что я продолжаю работу с Юной. Я никогда не принимал участия в их расколе даже не знаю, что именно у них случилось. До сих пор не знаю. Юна знает, что отношения с Брайаном значат для меня очень многое. Это рабочие отношения, дружеские отношения. А Брайан знает, что я поддерживал фантастические отношения с Юной.

Мне очень повезло, что все смогли двигаться дальше и делать то, что нужно. Мне удалось выдержать шторм. Но я не хотел, чтобы она уходила. Эти четыре года были прекрасны, и уход стал для меня трагичным. Всё не должно было закончиться таким образом.

Невероятный Ханю

После отъезда Юны Ким у Орсера и Уилсона появился новый проект Юдзуру Ханю. Он воин-самурай, рассказывает хореограф о японской звезде. Он похож на мифического воина-ниндзя. Когда начинался олимпийский сезон перед Сочи и дело дошло до выбора музыки, ему на сердце легла композиция из Ромео и Джульетты. Он прислал мне невероятное письмо, где было рассказано, как сильно он хочет выиграть Олимпиаду. Я никогда с таким не сталкивался.

Он писал: Я не хочу ждать следующую Олимпиаду, я хочу стать олимпийским чемпионом сейчас. И я готов сделать всё, чтобы это случилось, и поэтому пожалуйста, пожалуйста! помогите мне. Я подумал: О боже.

Юдзуру удивителен как спортсмен, а также у него потрясающий художественный вкус. Харизмы в нём хватит на десть человек. Он может сделать в прокате любую паузу и прочувствовать её. Он может двигаться на льду, как кошка.

Он очень быстро всё схватывает. Однажды мы ставили программу Haru yo koi для шоу Fantasy on Ice. Мы работали всего четыре с половиной часа и виделись в течение полутора часов на следующий день. Потом только групповые репетиции. А он очень полюбил эту композицию и проводил часы в своём гостиничном номере, продумывая каждый нюанс музыки.

За годы совместной работы Уилсон не видел, чтобы Ханю на кого-то срывался. Я видел, как он злится на себя, но никогда на кого-то другого. Он одержим фигурным катанием. Как и Юна Ким, Ханю очень благодарен хореографу. Он искренне благодарил меня. Он единственный в своём роде, вот уж точно!

Век живи век учись

Уилсон рассказал, что его работу оплачивают фигуристы. В основном, я взимаю фиксированную плату. Это зависит от уровня фигуриста, а также от того, короткая это программа, произвольная или номер для шоу. Зависит от сроков нужно работать быстро или же у вас есть неделя.

Многим помогают федерации те, кто находятся в топе или поблизости, полностью субсидируются федерацией: маме и папе платить не нужно.

Уилсону было трудно, когда он начинал заниматься постановками программ. В последние годы потрясающим наставником была Сандра Бежич, но когда я был молодым хореографом, мне было не с кем поговорить. Я не знал никого. Теперь я думаю, что нужно создать какое-то место, где хореографы могли бы встретиться друг с другом и обменяться идеями.

Есть российские хореографы, французские хореографы, хореографы из США, японские хореографы. Если понадобится, мы можем объединиться и выступить единым голосом.

Новый вызов с Евгенией

Уилсон сказал, что с нетерпением ждёт работы с двукратной чемпионкой мира и серебряным призёром Игр в Пхенчхане Евгенией Медведевой, которая летом присоединилась к команде Орсера.

Пару лет назад я видел её на шоу Хави, и она была очень мила. И казалась созревшей для работы. Она мне очень нравится, я думаю, всё будет здорово.

Хореограф назвал идеальной практикой совместные тренировки Медведевой и Ханю. Более четырёх лет рядом тренировались Юдзуру и Хави выигрывал то один, то другой. Никаких проблем не было. А сотрудничество топ-фигуристки и топ-фигуриста совершенно, так как им не нужно конкурировать друг с другом. Они могут просто друг друга вдохновлять, и оба обладают необходимой трудовой этикой. Думаю, они испытывают друг к другу совместное уважение.

Источник Japan Times
Фото instagram.com/itsmedwlsn

5 thoughts on “Большое интервью с хореографом-постановщиком

  1. Рада, это вроде бы старое интервью, насколько я поняла

  2. Рада, издержки перевода, читайте оригинал : Wilson said he was looking forward to working with two-time world champion and Pyeongchang silver medalist Evgenia Medvedeva, who joined Orser this summer in a very surprising move.

  3. Она не очень счастливая фигуристка. И не очень счастливая девушка- ну Джефф жжет))
    а вообще осталось непонятным, когда было сделано это интервью – неужели Уилсон до сих пор не поставил Жене проги…

  4. Марина, ну тогда бы логично “had been looking”… ну да ладно.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *